Вход в систему

Разное - интересное:

Статистика форума

На главную Всего сообщений: 261
Тем: 157
Пользователи Пользователей: 71
Новый пользователь: BogdanHor

Опрос

Лучшее время года для рыбалки!!!
Зима
5%
Весна
19%
Лето
45%
Осень
31%
Всего голосов: 42

Наши партнеры

     Восьмилетним пацаном, в 1946 году, привезли  меня родители в Каширу, в окруженный лесом город, расположенный на высоком берегу Оки. Двое мальчишек, у родителей которых мы сняли комнату, оказались заядлыми рыболовами. Ребята были старше меня на два и три года, но в свою компанию приняли. Буквально на следующий день они пригласили меня на рыбалку, но с условием, что я наловлю целый спичечный коробок зеленых мух, а у реки, на поляне, буду  ловить для них еще и кузнечиков. До этого времени я не увлекался рыбалкой, но все же согласился пойти с новыми приятелями, И рано утром следующего дня мы втроем отправились на реку. Помню, погода была чудесной, теплой, и, прибыв на место, первым делом я полез купаться, а ребята сразу же занялись рыбалкой. В те времена вдоль берега стояли плоты. С них пацаны удили рыбу и купались, а взрослые стирали белье.

     Вода в Оке была необыкновенно чистой, и мне нравилось, забегая выше по течению, прыгать с плота вниз, а затем проплывать рядом с поплавками юных рыбаков. Это у них называлось «подогнать рыбу». И действительно, в момент моего приближения к поплавкам, рыба обычно начинала клевать.
     Опустив голову в воду, я открывал глаза и наблюдал за крутящейся вокруг крючков серебристой рыбешкой, которая почему-то совсем меня не боялась. В тот день мы наловили много: там были и уклейки, и голавлики, и даже окунь, но больше всего в улове оказалось плотвы. Ловили на муху и кузнечика, спуск делали на 10 — 20 см ниже самого нижнего бревна плота. Если поднимали насадку выше, то начинала дергать уклейка, а ниже — забивал мелкий пескарь и ерш. Пацаны изредка давали мне половить на их удочки, и постепенно я вошел во вкус...
     Дома я уговорил родителей купить мне белую шелковую леску, десять крючков и ярко-красный деревянный поплавок. Вместе с ребятами мы сбегали в лес и из длинного, на редкость ровного орехового дерева сделали мне четырехметровое удилище. Я очистил его от коры, и два дня оно сохло, привязанное вершинкой к крыше сарая. На грузило, помнится, выпросил у директора молокозавода свинцовую пломбу, а с помощью ребят быстро научился привязывать крючки.
     И вот наступил мой день. Заранее наловив зеленых мух, прихватив новую удочку, я отправился на речку. Мои друзья оказались уже на месте. Погода была не очень: моросил мелкий дождик, но все же было тепло. Но вот насажена муха... заброс— и первая проводка оказалась безрезультатной. Подойдя   к   самому краю плота, во время второй проводки я отпустил леску как можно дальше, выгнувшись при этом так, что чуть не свалился, — так слишком велико было желание, чтобы рыба клюнула.
     Поплавок уже зашел далеко за плот и в этот момент резко ушел под воду.  Я подсек,  как учили меня друзья,  и почувствовал на леске что-то тяжелое.   С трудом переведя  дыхание, начал осторожно выводить добычу из воды, и вот уже она показалась на поверхности— моя  первая рыба! Это была довольно крупная плотва граммов на 350 — 400.
     Вытащив рыбу на плот, я плюхнулся на нее животом, обхватил двумя руками и, вскочив на ноги, припустился домой, забыв и про удочку и про друзей. Так родиля рыбак. Удочку ребята мне потом принесли, плотву мама поджарила, а в памяти моей навсегда сохранился и этот день, и моя первая рыба.

    Потом уже, через годы, часто вращаясь среди спортсменов и рыболовов-энтузиастов, я постоянно вынашивал мысль написать о моей первой рыбе — плотве.